Н А П У Т С Т В И Е

митрополита Омского и Таврического Владимира

на Великий пост

 

 

 

Возлюбленные во Христе отцы, братья и сестры!

     С завтрашнего дня все мы, вся полнота Русской Православной Церкви, вступаем в благодатное и живительное время святой Четыредесятницы.

     Наставляя верующих перед началом Великого поста, святитель Иннокентий Херсонский писал: «Нынешний вечер положит конец соблазнам и опасностям душевным: заутра мы проснемся уже в другой стихии и как бы в другом мире. С одним появлением святого поста все примет новый, лучший вид: и люди, и вещи, и одушевленное и самое бездушное».

     Почему время поста, которое связано со многими ограничениями, с отказом от многих привычных удовольствий, считается временем лучшим и более радостным?

     Все мы состоим из двух начал, двух стихий – духовного и телесного. Эти начала соединены в нас с того самого момента, как мы получаем жизнь; все наше земное бытие они пребывают в единстве, и их разлучение мы называем смертью. При этом духовное начало определено руководить телесным, а телесное – подчиняться духовному. Цель нашего духовного начала – вести нас к Богу, ибо Бог есть Дух (Ин. 4, 24), вести нас к вечному спасению, ибо вечно только духовное, а все материальное в этом мире рано или поздно разрушается. И цель нашего тела, как оно создано и устроено Премудрым Творцом – подчиняться в этом духовному началу, быть ему сотрудником и помощником на пути стяжания спасения. И когда тело подчиняется духу, выполняет его веления, не требуя от него излишней заботы о себе, но только самого необходимого для своего существования, – тогда и тело как бы просветляется, становится не просто грубой плотью, но образом живущего в нем духа.

     Но как часто происходит совершенно обратное этому! Вместо того, чтобы подчиняться духу, тело бунтует против него, пытается навязать ему свои условия, заставить его служить своим прихотям. И если дух в нас слаб, то уже не он руководит нашим телесным началом, ведя нас ко спасению, но желания тела и его импульсы порабощают себе наш дух и влекут нас к погибели. Дух уже не просветляет тело, но сам как бы затемняется им, впадает в спячку. Не случайно во время чтения великого покаянного канона преподобного Андрея Критского поется кондак «Душе моя, восстани, что спиши?..».

     Засыпает наша душа, подчинившись телесным желаниям и похотям; окоченевает, точно мертвый, наш дух, ибо мы таким образом лишаем себя Благодати Божией. Тело торжествует: но телесная радость, в отличие от духовной – непостоянна, кратковременна, к ней непрестанно примешиваются неудовольствие, раздражение, печаль. И чем сильнее такое удовольствие, тем более опустошенным, недовольным, унылым чувствует себя человек, когда оно проходит. А проходит оно очень быстро. Не говоря уже о том, что превышая меру в удовлетворении наших телесных потребностей, мы начинаем вредить самому телу, самому нашему физическому здоровью. Но хуже всего даже не тот вред, которая плоть, возобладавшая над духом, наносит сама себе, а тот, который она при этом наносит духу, превращая его в орудие разрушения и погибели. Дела плоти, – как писал апостол Павел, – известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, соблазны, ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное (Гал.5:19-21). Если, по известному изречению, «Сон разума рождает чудовищ», – то тот сон, в который погружает наш дух ненасытная плоть, рождает чудовищ еще более страшных и гибельных, отравляющих жизнь и самому человеку, и всем, кто его окружает.

     Как же пробудить наше духовное начало от этого тягостного и погибельного плотского сна? Как снова окрылить наш дух, снять с него тяжкие оковы, направить к Горнему? Для этого Церковь и предлагает нам держать посты – и однодневные, и многодневные. «Телесный пост, – учит нас праведный Иоанн Кронштадтский, – установлен для того, чтобы легче было поститься душе. Он усмиряет нашу грешную, прихотливую плоть, освобождает из-под ее тяжести душу, сообщая ей как бы крылья для свободного парения к Небу; дает место действию Благодати Божией».

     Итак, перед нами лежит сорокодневное поприще Великого поста – путь усмирения плоти ради освобождения духа, путь отказа от кратковременных телесных удовольствий ради стяжания радостей духовных, путь отказа от обильного вкушения телесной пищи ради насыщения себя пищей духовной.

     И главной, каждодневной пищей постящегося должна стать молитва. Именно в пост, когда наше тело не перенасыщено пищей, а душа не рассеяна от плотских желаний, молитву легче творить, легче возносить ее к Богу. «Чудное соединение поста с молитвою! – восклицает святитель Игнатий (Брянчанинов). – Молитва – бессильна, если не основана на посте, и пост – бесплоден, если на нем не создана молитва. Пост отрешает человека от плотских страстей, а молитва борется с душевными страстями, и, победив их, проникает весь состав человека, очищает его; в очищенный словесный храм она вводит Бога».

     Будем же усердно молиться каждый день святой Четыредесятницы, чтобы стяжать эту духовную радость – радость освобождения нашего духа, радость стяжания Божественной Благодати! Станем творить те дела духа, о которых учил святой апостол Павел: Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал.5:22-23). И подобно тому, как победившее в человеке плотское начало отравляет жизнь и самому человеку, и окружающим его людям, так и освобождение и окрыление в нас начала духовного, особенно же – его облагодатствование, просветляют и нас самих, и все вокруг нас. Только не нужно ожидать, что это стяжается легко и сразу. «Легко и сразу» ничего в человеческой душе не происходит. Будут на великопостном пути и искушения – как внутренние, так и внешние – и соблазны. Главное, не впадать от этого в уныние, не забывать молиться, чаще посещать храмовые Богослужения, больше помогать ближним, нуждающимся. И тогда, никуда физически не перемещаясь, мы действительно окажемся как бы в другом, прекрасном мире; оставаясь на земле – как бы перенесемся на Небо; и, не покидая нынешнего времени, уподобимся первым ученикам Христовым, и станем свидетелями Его Светлого и Живоносного Воскресения!

     Аминь.

 

В л а д и м и р,

 

митрополит Омский и Таврический

 

     Прощеное воскресение 2019 года